Календарь
Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Библиотека | Регистрация | Вход
Главная » Статьи » Самоубийство (суицид) - тяжкий грех.

Главный виновник самоубийства - диавол. Часть 2

Впрочем, иногда по попущению Божию диавол при своей неизмеримой адской хитрости успевает внушить мысль о самоубийстве и людям, имеющим за собой те или другие добродетели и показывающим даже некоторую благочестивую настроенность (как, например, той женщине, которая чуть было не упала с моста в Москву-реку). Но у таких людей мысль о самоубийстве бывает мимолетной: она не крепко укореняется в сердце. При первом благоприятном случае она скоро выходит оттуда, и человек отрезвляется. Поэтому такие люди не доходят до самоубийства. Мало того, после искушения диавольского они становятся еще более благочестивыми, чем были прежде, так что искушение им приносит одну пользу, почему и допускается для них Господом.

Здесь кто-нибудь может спросить, почему же не все люди, к которым диавол имеет, по-видимому, одинаковый доступ, кончают самоубийством? Ибо мы часто видим, что некоторые люди ведут, по-видимому, одинаковую жизнь или являются детьми одинаковых преступников и развратников, между тем одни из них кончают самоубийством, другие - нет. Что же это значит?

Разгадка этого недоумения кроется в обстоятельствах жизни того или другого человека и ее всегда можно найти, если только глубоко проникнуть в жизнь этого человека. Ибо у многих людей могут быть и часто бывают благоприятствующие обстоятельства, которые так или иначе помогают им удержаться от самоубийства. Так, например, два человека одинаково плохой нравственности, или два одинаковых по своим действиям преступника могут отличаться друг от друга по своей воле. Один имеет твердую волю, другой - слабую, вследствие чего последний, в случае каких-нибудь несчастных обстоятельств, скорее может поддаться искушению диавола прибегнуть к самоубийству, чем первый. Это - во-первых. Во-вторых, один, совершая различные преступления, всякий раз может чувствовать угрызения совести и раскаиваться.

В своей душе сознавая свою виновность (хотя бы его раскаяние и не приводило к исправлению жизни). Другой же - человек озверелый: его душу нисколько не трогают людские страдания, которые он причиняет своими преступлениями. Первый все-таки выше второго и заслуживает некоторой Божественной милости по сравнению с ним. В-третьих, за одного, может быть, какой-то родственник приносит Господу Богу то или другое ходатайство (помолится, подаст на проскомидию просфору о его здравии), за другого же никто этого не делает. Первый все-таки имеет около себя больше постоянной охраны Божественной благодати, чем второй. В-четвертых, за заслуги того или другого человека, угодившего Господу своими добродетелями, Господь Бог обещал миловать его потомков, смотря по важности этих заслуг, даже до тысячи родов (Исх. 20, 6). И вот, иной преступник, может быть, имеет среди своих предков человека добродетельного, за которого ему и оказывается некоторая милость (говорим "некоторая", потому что за свои преступления он все-таки даст заслуженный им ответ Богу) и диавол к нему не может подступить так близко, как к другому, такому же преступнику, но у которого нет этого счастливого обстоятельства. И много может быть у людей благоприятствующих обстоятельств, благодаря которым они не доходят до самоубийства, хотя, по-видимому, и должны бы дойти (если сравнить их с окончившими жизнь свою преступно). Всей глубины жизни каждого человека мы не знаем и не можем знать: она известна только одному Богу.

Велик и тяжел грех самоубийства, - так велик и тяжел, что, кажется, нет другого, равного ему по тяжести, греха. Человек не может самовольно распоряжаться, когда ему кончать свою жизнь. Распорядитель этого - Господь Бог; Он дал человеку жизнь, Он и возьмет ее от человека обратно, когда это будет нужно, когда это будет угодно Его Промыслу. А раз человек самовольно кончает с собою, самовольно отнимает у себя жизнь, тут является одно из двух, - или явное, намеренное противление Богу или полное неверие в Его существование. То и другое - великий и непростительный грех. В самом деле, может ли заслуживать какого-либо снисхождения, а тем более - прощения, явное сознательное противление человека Богу? Ведь человек, лишающий себя жизни, как бы так говорит Господу Богу: "Что мне до того, что Ты не велишь распоряжаться своею жизнью по своему усмотрению? Мне нет дела до Тебя, а потому, как мне нравится, так я и поступаю с собою". Не заслуживает никакого снисхождения и прощения также и неверие в Бога. Жизнь человеческая дает нам столько доказательств бытия Божия, что всего нельзя пересказать и описать. Особенно много доказательств представляет нам жизнь христианина, члена Христианской церкви. В Христовой церкви совершается множество чудес и чудес разительных, - только слепец или намеренно закрывший глаза не видит их. Да, наконец, существование самого человека, существование видимого мира с его дивными красотами уже есть чудо, показывающее существование великого Создателя вселенной. Как же не верить в Господа?

Кажется, никто из грешников в будущей жизни не будет так тяжело мучиться, как самоубийца. Будущее мучение самоубийцы, по сравнению с мучением других преступников и беззаконников, усугубляется еще вследствие двух причин. Именно всякий преступник и беззаконник, а особенно - великий, за свои преступления и беззакония получает себе в той или другой мере возмездие еще на земле. Стало быть, тем или другим мучением, тем или другим наказанием, понесенным в земной жизни, он хотя отчасти отплатит за свое преступление. Потому в жизни будущей, если он и получит себе возмездие, все-таки оно будет назначено ему несколько легче. Для самоубийц же возмездие во всей своей полноте остается на будущую жизнь. Во-вторых, за всякого преступника и беззаконника, умершего по-христиански, можно совершать церковный помин. От этого душе его будет большое облегчение. За самоубийцу же, если он лишает себя жизни в здравом уме, по Церковным правилам никакого помина совершать не положено. Вследствие всего этого самоубийц в будущей жизни ожидает наказание более тяжелое, чем какое достанется на долю других беззаконников.

Один старичок рассказал своему приходскому священнику следующее [3]. "Был у нас храмовый праздник Димитриев день (26 октября). А известно, что у нас как праздник, так и пьянство. Отец мой любил выпить. Мне в ту пору было лет восемь или девять. Как теперь помню, к нам пришли гости; отец подгулял с ними и с ними же пошел к отделенному от семьи своему старшему сыну. Вздумал и я пойти туда же. Между домами был у нас переулочек, такой тесный, что человеку только пройти. Бегу я мимо этого переулочка и вижу, что отец-то мой и висит в петле на какой-то перекладинке. У меня ноги и подкосились: страшно испугался я. К тому же показалось мне, что возле отца стоит какое-то страшилище, черное, большое, щетинистое, а глаза у него, как угли раскаленные, так и сверкали. Я собрал все свои силы и бросился в дом к брату. Пьяные гости там шумели, пели песни, кричали. Я, насилу переводя дух, объявил им о том, что видел. Брат и все гости в испуге бросились в переулочек и увидели отца в петле. Посудили, порядили, да тут его и оставили, только на ночь нарядили караул. Не помню, долго ли тут караулили его, но, наконец, по приказу начальства похоронили в лесу и не отпевали, Крепко жаль было мне отца и часто думал я о нем. А когда я вырос, да женили меня, и стал я жить и работать, то отец и вовсе не сходил у меня с ума. И начал я по ночам молиться Богу, чтобы Он открыл мне, где теперь отец мой. Вот однажды я вижу во сне, какой-то человек спросил меня: "Ты хочешь знать, где твой отец?" Я говорю: "Да, желал бы увидеть его". - "Пойдем со мною", - сказал тот. Долго мы шли, не умею сказать, где это было, точно в каком-то темном лесу. Только, чем ни дальше мы шли, тем земля под ногами становилась все горячее, так что жгло ноги. Наконец, дошли мы до такого места, где из земли выходил сильный огонь, и на большой долине слышу я шум и треск. Мой проводник подводит меня ближе и ближе, даже против моей воли. Мне уже стало страшно и невыносимо от жару. Вижу, в пламени постоянно показывались люди; их выбрасывало из пропасти, как будто вместе с огнем, а потом они опять низвергались в огненную бездну. Лицо и все тело их были черны, как уголь. Стоны и вопли их были ужасны. "О Господи! - сказал я, - вот где, видно, мучатся грешники!" - "Туг и твой отец", - сказал мне мой проводник". Какие же меры нужно принять человеку против самоубийства? Что нужно делать человеку, чтобы избежать его? Трудно бывает бороться человеку, когда у него уже появится мысль о самоубийстве. А потому, первая и самая главная обязанность, это - заботиться о том, чтобы не дерзнуть даже и помыслить о возможности насильственно покончить с собой. Для этого с одной стороны, каждый христианский ребенок должен получать хорошее, христианское воспитание. С другой стороны, и каждый взрослый, ответственный за свои поступки, должен стремиться быть истинным христианином, укреплять свою веру в Бога, держаться уставов Святой Церкви. Истинному христианину не придет в голову мысль о самоубийстве. И если бы он по своей человеческой слабости, вследствие несчастных жизненных обстоятельств и пал, если бы диавол адской хитростью нашел бы доступ и к нему, как-нибудь успел бы вложить ему мысль о самоубийстве, то Божественный Промысл, охраняющий всякого благочестивого человека, не оставил бы его без поддержки, на произвол судьбы, не дал бы диаволу восторжествовать над ним. Господь Сам пришел бы ему на помощь, Сам, Своею благодатью, чрез ангела-хранителя или чрез кого-либо из Своих угодников спас бы его от лютости врага рода человеческого, - и такое борение с дьявольским искушением послужило бы человеку только на пользу.

У московского купца Адриана Налетова служил приказчик Василий Дурденевский. Он был человек весьма честный и совестливый, и хозяйское добро берег, как свое. Налетов торговал бумажной пряжей, посылая ее на возах по деревням и продавая на базарах. Этой торговлею и заведовал Дурденевский. В двадцатых годах девятнадцатого столетия такая торговля была в большом ходу. Переезжая с возами из одного села в другое, Дурденевский, по множеству покупателей, занятый отпуском товара и расчетами, не мог на месте продажи проверять ни вырученных денег, ни количества проданного товара. Он делал это по вечерам, когда останавливался на постоялых дворах для ночлега. Однажды ночью, проверяя вырученные деньги и наличный товар, он не досчитался 10 пудов пряжи на сумму около 1300 рублей ассигнациями. Это чрезвычайно встревожило его. Б это время ему нужно было возвратиться к своему хозяину в город Шую Владимирской губернии, Как человек весьма честный, совестливый и больше всего опасавшийся подозрения от своего хозяина в обмане или краже, Дурденевский не знал, что делать. Чем дальше он припоминал, куда девалась пряжа, и чем больше думал, как он объяснит хозяину свою потерю, тем больше смущался и находил свое положение безвыходным. В отчаянии он решил лишить себя жизни, - утопиться ночью в реке, которая была на пути в Шую. Поднявшись рано с постоялого двора в том же смятении духа, Дурденевский, не доезжая еще до реки, от изнеможения уснул в телеге. Во сне он видит старца, который говорит ему: "Что это ты хочешь делать? Ты забыл, что пряжу ты отпустил такому-то (при этом старец назвал и имя покупателя)". Дурденевский тотчас же проснулся и вспомнил, что действительно этому покупателю он отпустил в долг 10 пудов пряжи, по его мнению пропавшей. Придя в себя и осмотревшись, он заметил, что реку, в которой он хотел утопиться, он уже проехал и лошадь его сама собою остановилась против ворот Николо-Шахминского монастыря (в Шуйском уезде). На монастырских воротах он увидел икону святителя Николая Чудотворца, и вразумление, полученное им во сне, не мог приписать никому другому, кроме святителя Николая. С тех пор до конца своей жизни он с особенным благоговением чтил святителя Николая и ежегодно накануне праздников, установленных в честь этого святого, приглашал в свой дом священника для совершения всенощной, а также молебна угоднику Божию [4].

Если человек будет жить честно, благочестиво, по-христиански, он не только сам будет окружен благодатию Божиею, охраняющей людей от диавола, но и дети его вместе с ним получат эту охрану. Иначе не только сам он никогда не доведет себя до преступного конца, но и детей своих спасет от него. Вот первое средство от самоубийства.

Но это средство, так сказать, предварительное, предохраняющее от желания покончить самоубийством. Что же делать человеку, если это желание уже явится у него, если он вследствие ли своего плохого воспитания, или вследствие уклонения с правильного жизненного пути не смог, не сумел предохранить себя от него, или иначе, - что делать человеку, если диавол нашел к нему доступ и успел внушить ему преступную мысль о самоубийстве? Можно ли предпринять что-нибудь тогда и удержать себя от столь преступного конца?

Так как у желающих покончить с собою обычно появляется невыносимая тяжесть на душе, тоска, отчаяние, отвращение к жизни, то некоторые, думая все это изгнать из себя, а вместе с этим удалить и засевшую мысль о самоубийстве, прибегают к различным развлечениям и удовольствиям. Но это не поможет человеку. Пожалуй, развлечения и удовольствия иной раз могут сослужить ему службу, но только в том случае, когда мысль о самоубийстве у него мимолетная, как бы случайная (да и то не всегда). Но раз эта мысль у человека засела твердо, так сказать, укоренилась, то всякие развлечения, всякие удовольствия, всякие забавы и утехи скоро надоедят ему.

Против желания покончить с собой нужно средство другое. Именно. Главный виновник человеческих самоубийств есть диавол. А против диавола средство одно, - обращение к вышней помощи, молитва к Богу. Но тут нужно сказать, что людям, чтобы избавиться от навязчивой мысли о самоубийстве, приходится молиться Богу, приходится просить Его не в равной мере, приходится приносить Ему молитву, так сказать, не одинаковой силы. Одному достаточно произнести вслух всесильное имя Господа Иисуса Христа или сотворить крестное знамение - и мысль о самоубийстве, а с нею и опасность его, сейчас же исчезнет. Другой же молится, и все-таки не может избавиться от неотвязного желания покончить с собой. Все дело в том, насколько человек в данное время удален от благодати Божией и от ангела-хранителя своего, которые охраняют христианина, - удален по своей ли вине, благодаря своим беззаконным делам, или по вине своих родителей-беззаконников. Другими словами, все дело в том, как близко подступил к человеку диавол. Если диавол, успев внушить человеку мысль о самоубийстве, держится от него все-таки в некотором отдалении, если он не смеет, следовательно, не имеет еще силы приступить к нему близко, то человеку придется употребить борьбы с своим преступным желанием меньше. Если же, наоборот, диавол подступил к человеку близко и, так сказать, в значительной мере овладел им, то туг требуется упорная борьба, требуется усиленная молитва к Богу о своем спасении, - и при том, смотря по большей или меньшей близости диавола к человеку, и борьба должна быть более упорная или менее упорная, а также и молитва к Богу - более усиленная или менее усиленная.

А то нередко у нас случается так, что некоторые охваченные неодолимым желанием покончить с собою, сходят два-три раза в храм, помолятся Богу (может быть, даже и без особенного усердия), а потом, так как мысль о самоубийстве не покидает их, приходят в отчаяние и говорят: "Я молился Богу, просил Его избавить меня от самоубийства, но Он не избавляет. Что ж пользы от молитвы, когда она не помогает?" Каждому из таких людей нужно сказать: "Вот что человек! Было время, когда желания покончить с собою у тебя не было. Это значило, что около тебя были благодать Божия и твой ангел-хранитель, которые охраняли тебя от всего пагубного, от всех козней вражьих. Но ты своими беззакониями отогнал их от себя, ты сам все сделал, чтобы твои охранители удалились от тебя. Они и удалились. Теперь, если хочешь, чтобы от тебя отступило преступное желание самоубийства или иначе, если хочешь, чтобы к тебе снова вернулись и благодать Божия, и твой ангел-хранитель, то заслужи их снова. Ты удалял их от себя долго: по милости и долготерпению Божию они долго не хотели уходить от тебя; так и теперь ты должен заслуживать их долго. Господь Бог хотя в бесконечной мере и милостив, но Он в бесконечной мере и справедлив, правосуден. По этой справедливости Своей, по этому правосудию Своему Он потребует от тебя и соответствующих усилий, соответствующих трудов и молений о возвращении тебе Своей благодати и твоего ангела-хранителя".

Да и в самом деле, нельзя же думать так, что беззаконничал-беззаконничал человек, отгонял-отгонял этими беззакониями своих охранителей, а потом, когда потребовались оные охранители, то вдруг и подавай их ему по первому его прошению. Так не бывает даже у людей, которые не особенно склонны соблюдать точную справедливость, тем более так не будет у Господа Бога, Существа бесконечно справедливого и правосудного.

Потому, человеку которым овладело непреодолимое желание покончить с собою, нужно настойчиво, усердно просить Господа Бога о помощи, нужно настойчиво, усердно просить Его, чтобы Он возвратил Свои дары, от которых человек в свое время отказался: благодать Божию и ангела-хранителя. Человек должен ходить в храм к службе Божией не раз и не два, как делают это некоторые, а постоянно. Он должен обратиться к пастырю Церкви и просить его молитв о себе, вместе с тем прибегнуть к спасительным Таинствам - Покаянию и Причащению, в которых подается людям благодать Божия, очищающая от всякой греховной скверны и нечистоты. В случае, даже если и то не поможет (что, впрочем, случается редко), то нужно обратиться к особенным молитвенникам Христовой Православной Церкви, - кого удастся найти. И уже у них просить за себя молитв к Господу Богу. Господь Бог не отринет ищущего и просящего, - если не ради молитв его самого, то ради молитв Святой Церкви, ради молитв пастырей и молитвенников Господь избавит его от самоубийства. Тоска человека, тяжесть душевная, отчаяние пропадут сами собой, в душе его воцарятся мир и спокойствие. Вместо тоски и тяжести, вместо отчаяния наступит радостное, блаженное состояние, и человек сам будет удивляться тому, как он мог дойти до мысли о самоубийстве, будет даже содрогаться душой, как он смел и помыслить о таком великом грехе. Милость Божия безгранична, нужно только не унывать и не отчаиваться, нужно только обращаться к Подателю всех благ, Господу Богу.

Но нередко человек, у которого появилась мысль о самоубийстве, доходит до такого душевного состояния, что сам по себе вовсе не имеет охоты освободиться от этого преступного желания. Диавол настолько овладевает человеком, что тому кажется даже некоторым блаженством поскорее покончить с собой: по крайней мере, в своем насильственном прекращении жизни он думает найти вечное успокоение от охвативших его тоски и отчаяния. Тогда всякое старание окружающих отговорить, удержать человека от самоубийства для него будет неприятно; всякую попытку ближних остановить его он будет считать даже неприязнью к себе, непрошенной помехой своему, как ему думается, благому начинанию. Как быть с таким человеком? Что делать с ним?

В этом случае на помощь ему должны прийти близкие и знакомые, люди, любящие его. И прийти на помощь должны опять-таки главным образом средствами духовными, - молитвою за него Богу и испрашиванием ему высшей помощи. Прося Господа Бога, они должны обратиться также с просьбой к священнику, чтобы и он помолился за несчастного, так или иначе постарался бы уговорить его самого обратиться к Богу, к святым таинствам Церкви, если, конечно, человек не потерял еще способности сознательно исполнить это). И общая молитва, общее старание родных несчастного вместе с священником, при помощи Божией, приведет к желанной цели, по слову апостола Божия: Молитесь друг за друга, чтобы (вам) исцелиться (Иак. 5, 16). Ведь молитву за других, за своих близких Господь Бог охотно принимает, как Он показал это чрез Своего Сына. Иисус Христос по просьбе родных и близких изгонял бесов, исцелял всяких больных и расслабленных, например, изгнал беса из дочери хананеянки, исцелил сына царедворца, исцелил слугу Капернаумского сотника. Как Иисус Христос делал это во время Своей земной жизни, так и теперь Он по усердной молитве родных и пастыря Церкви избавит человека от самоубийства - от задуманного великого зла, от козней восторжествовавшего над ним диавола.

Примеры тому в нашей жизни нередки. Священник Антоний Манжелей рассказывает следующее [5]. В его приходе жил один крестьянин, который занимал должность домашнего сельского землемера. Часто бывая на мирском сборе, где обычно все дела решаются с рюмкой, землемер до того привык к водке, что, кажется, не мог без нее жить. Когда на сборе ему выпить почему-то не приходилось, он заходил в кабак и напивался пьяным уже здесь. Жена его, женщина умная и рассудительная, постоянно, когда он бывал трезв, умоляла его бросить водку, но ее мольбы только раздражали землемера и он стал ненавидеть ее, а так как вместе с ней об этом же просили его дети, то в конце концов ему стало ненавистно все семейство. Ненавидел он и родителей жены, - своих тестя и тещу, - которые, часто бывая у него, тоже делали попытки отучить его от водки. От ненависти к окружающим он впал в какую-то тоску. День ото дня ему становилось тяжелее и он начал пить больше и больше, а скоро решил: "Все равно, мне назад уж не возвращаться; оставить водку не могу, семейству я опротивел. Для чего же мне жить? Лучше покончу с собой". При этой мысли он стал веселее, и начал обдумывать, как исполнить свое намерение без какой-либо помехи. Жена, заметив такое его решение, зорко следила за ним и не оставляла ни на минуту, ни днем, ни ночью. Однажды, выйдя из избы, он взял в сенях веревку и пошел в скотный загон, чтобы там повеситься. Увидев это, жена бросилась туда. Но, по ее словам, в загоне она в первую минуту увидела не мужа, а какое-то страшное чудовище. Ею овладел страх. А тут еще два вола и корова, находившиеся в загоне, тоже испугавшись чего-то, подняли рев и бросились обнюхивать землемера. Тот так сильно ударил кулаком по носу одного вола и корову, что у них из ноздрей полилась кровь. Все это до того испугало несчастную женщину, что она вместо того, чтобы спасать от самоубийства своего мужа, убежала в избу. Тем временем землемер, привязав к перекладине веревку и сделав из нее петлю, набросил ее на свою шею. Но Господь Бог, очевидно по молитвам жены и детей не дал совершиться 6еде. Едва успел землемер повиснуть, как старший сын его, ничего не зная, принес корм для скота и хотел войти в загон. Увидев своего отца висевшим, он бросил корм и побежал к матери. Та побежала к соседям. Сбежался народ. Наскоро перерезали веревку и удавленник упал на землю еще теплый, но совершенно без дыхания. Все бросились на колени, прося Господа Бога и Его Пречистую Матерь о помиловании несчастного. Святой Крещенской водой брызнули в лицо бездыханного, и несчастный грешник ожил. Мутным взором окинул он всех присутствовавших и вместо слов и слез благодарности из уст его полилась брань.

Придя в себя, он еще больше возненавидел жизнь и свое семейство. Ему хотелось умереть во что бы то ни стало; слезы и просьбы семейства, стоявшего пред ним на коленях, не в силах были умягчить его. С криком он убежал в сборню, где потребовал, чтобы его отправили в. волость, что и было исполнено сборнею до рассвета другого дня. Отправив мужа с надежным караулом в волость, жена поспешила к священнику. Тот посоветовал ей немедленно отправиться вслед за своим мужем и там обратиться к местному священнику, к которому ей дал письмо. В письме священник просил своего собрата употребить все старание, чтобы отговорить несчастного от его пагубного намерения и наставить на путь истинный. В волости добрый священник, получив письмо от сослуживца, с жаром принялся за обращение грешника. Но дело почти не подвигалось. На все доводы и убеждения священника землемер говорил одни грубости. "Какое вам дело до меня? - кричал он в исступлении, - Я вас не трогаю, - отвяжитесь от меня". Поговорив с ним часа три и кое-как убедив его перекреститься с полным пониманием три раза, священник ушел, посоветовав его родным, а особенно жене с детьми, быть при нем неотлучно и обращать свой мысленный взор к Господу Богу, дабы Он, Милосердый, коснулся Своею благодатию его ожесточенного сердца.

Озлобленный и все больше и больше желавший себе смерти, как какого-нибудь благодеяния, землемер упорно стал требовать отправить его в уездный острог, надеясь по дороге найти какой-нибудь удобный случай покончить с собой. Но все родные по общему уговору усиленно стали просить его отправиться с ними в церковь, чтобы выслушать молебен с водоосвящением, на что он после долгих упрашиваний, наконец, согласился. Церковь была уже растворена и в ней землемера ожидал священник с причтом. Начался молебен. Во время водоосвящения священник пригласил землемера преклонить колена. Тот повиновался. В эту же минуту у него на сердце стало легче и теплее, так что он мысленно произнес: "Боже, буди милостив ко мне грешному!" - и с этими словами пал на землю. Вдруг на него напал такой страх, что он вскочил и готов был уже кричать или бежать из церкви. Но священник кротко сказал ему: "Молись, друг!" Эти слова священника заставили землемера снова упасть и снова произнести ту же молитву: "Боже, буди милостив ко мне грешному!" По телу у него пошла необыкновенная дрожь и он весь затрясся. Священник, обратившись к народу, наполнявшему храм, сказал: "Будем все молиться!" Вместе с тем он сказал и несчастному: "Молись и ты, друг!" При этих словах землемер затрепетал и, пав на пол храма, громко закричал: "Боже, буди милостив ко мне грешному!" Слезы полились из его глаз. А когда священник, погрузив в чашу святой крест, поднял его и троекратно осенил им голову землемера, омочив ее водой, то все присутствовавшие и сам землемер увидели, что над ним появился столб дыма. С этих минут во все остальное время молебна землемер чувствовал себя все лучше и лучше. В сердце у него появилась какая-то особенная, благодатная теплота и он зарыдал, как ребенок... От радости и умиления плакали и все присутствовавшие.

После этого землемер впал в сильное изнеможение; его вынесли из церкви на руках. Теперь он уже не захотел ехать в острог, чего прежде так домогался. Ему все стало дорого и мило, - и все родные его, и семейство, и брошенное им хозяйство, так что он с радостью возвратился домой. По совету своего священника он стал говеть, а потом после нескольких посещений храма он исповедался и причастился святых Тайн. С этого времени землемер бросил пить водку и стал вести добродетельную жизнь [6].

Дорогой читатель! Никогда, ни при каких обстоятельствах не поддавайся диавольскому искушению покончить с собой. Вынеси все - и стыд, и позор, и безысходную нужду от бедности, и тюрьму, и каторгу, и страшное душевное мучение, но не кончай жизни самоубийством. Всякое земное мучение, какое приводит человека к самоубийству, есть тысячная доля того, что придется терпеть ему в будущей жизни за это преступление. А чтобы сбросить с себя невыносимую душевную тяготу, толкающую людей покончить с собою (в случае, если появится она), обратись к Заступнице рода христианского и проси Ее помочь тебе в твоем несчастье, проси Ее избавить тебя от беды. Может быть, ты и не сразу получишь помощь и душевное облегчение, но не унывай. Ходи в храм, - проси Господа, и непременно получишь избавление себе, ибо просящему не будет отказано, как сказал Спаситель: Просите и дано будет вам; ищите и найдете; стучите и отворят вам (Мф. 7:7).

Павел Никольский

Из книги: Павел Никольский. Самоубийство. - Тамбов, 1910.

Примечания

1. Милонова лично знал настоятель Святогорской пустыни, архимандрит Герман, полагавший начало своей иноческой жизни в Глинской пустыни. Он пользовался доверием Милонова и всю историю его слышал от него лично. Со слов Германа и сообщаются здесь о нем верные сведения.

2. Событие это было рассказано самой дамой священнику, а им было напечатано в журнале "Странник" 1863 г. м. сентябрь. Имя, отчество и фамилия дамы в рассказе не указаны полностью, - указаны только три начальные буквы: А.Н.К.

3. "Странник", 1866

4. "Душеполезное чтение", 1861.

5. "Душеполезное чтение", 1866, июль.

6. Случается иногда, что люди кончают с собою в расстройстве умственных способностей или в умопомешательстве. Хотя, по-видимому, самоубийство здесь является случайным, но без участия духа злобы и туг не обходится дело. Нужно думать, что предшествующая жизнь человека не была высока нравственно и давала доступ к нему диаволу, и если диавол по тем или другим причинам не успел привести человека к самоубийству в здравом его состоянии, то он нашел возможность сделать это в то время, когда тот впал в умопомешательство.




Источник: http://www.k-istine.ru
Категория: Самоубийство (суицид) - тяжкий грех. | Добавил: Наталия (04.03.2011)
Просмотров: 1679
Вход на сайт
Меню сайта
Категории
Пост.
Таинство Крещения
Таинство Покаяния
Таинство Причащения
Таинство Венчания
Таинство Елеосвящения (Соборование)
Таинство миропомазания
Проповеди
Православные праздники
Святые подвижники благочестия
Душеполезное чтение
Самоубийство (суицид) - тяжкий грех.
Аборты - тягчайший грех детоубийства
Грех и добродетель
Притчи
Поэзия
Святоотеческое наследие
Семья - малая церковь
Сделать бесплатный сайт с uCoz
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Яндекс.Метрика